главная
Сочи, Россия
пн 23 Июл 2018

За кулисами театра: репетиции сочинского симфонического оркестра

14:07, 06 апреля 2018
Автор: Дженнет Арльт Фото: © Илья Минин

На прошлой неделе состоялись первые репетиции Сочинского симфонического оркестра с новым художественным руководителем Антоном Лубченко. О перспективах развития нашего оркестра и планах молодого дирижера из Санкт-Петербурга мы уже писали ранее. Его задача — расширить коллектив и вывести его на новый уровень, который был бы сопоставим с профессионализмом оркестров всероссийского значения. Первые результаты можно будет оценить на концертах в Сочи 24 мая и 1 июня. В эти дни Сочинский симфонический оркестр исполнит редкие произведения из творчества С. Прокофьева, П. И. Чайковского, Д. Шостаковича, А. Пахмутовой.

Макс Порталу удалось побывать на первых репетициях и узнать у нового руководителя подробности предстоящих концертов, а также обсудить, как он оценивает уровень оркестра и как сами музыканты восприняли нового дирижера.

О репетициях

Антон Лубченко уверенно подходит с дирижерскому пульту и сразу же деловито пересаживает скрипачей — кого-то просит занять место впереди, а солистов отправляет на галерку. Затем бросает духовой группе: «У нас сейчас задачи без вашего участия, до обеда можете покурить».

«Мы экспериментируем с рассадкой — здесь, по видимому, давно это не практикуется. Сегодня тех, кто годами сидит на первых пультах, я попросил пересесть на последние, и наоборот. Не навсегда, только на репетиции. Не для того, чтобы повергнуть кого-то в шок или устроить революцию, но для того, чтобы каждый музыкант был готов в любую минуту играть ближе к дирижеру, ближе к своим коллегам — лидерам группы. Это всегда требует от артиста находиться в тонусе. Конечно, структура оркестра такова, что самые опытные и яркие музыканты обычно сидят впереди. Но это не означает, что не стоит давать последним пультам шанс проявить себя. Каждый музыкант в оркестре должен быть готов сыграть на любой позиции в своей группе, включая самые ответственные. Лишь тогда можно говорить о профессионализме оркестра. 

Группу виолончелей разместили таким образом, чтобы эфами инструменты были обращены к залу, это ощутимо усиливает звук виолончельной группы акустически. И теперь даже в этом зале оркестр зазвучал по-другому. 

Сочинским музыкантам, мне кажется, в последние годы недостает настоящего серьезного репертуара — это связано, в первую очередь, с отсутствием необходимого состава музыкантов и недостатком инструментария. Знаю, что у оркестра в прошлом есть серьезные достижения, но сейчас, к примеру, и наша русская симфоническая музыка не представлена в Сочи в должном объеме. Хотелось бы восстановить такой кадровый уровень коллектива, чтоб можно было исполнить здесь все симфонии Чайковского, Прокофьева, Рахманинова.

Я говорю о серьёзном профессиональном исполнении, а не когда одна часть голосов заменяется другими, другая часть исполняется на синтезаторе, третью — исполняют приехавшие на одну репетицию музыканты из других городов, а некоторые голоса и вовсе выпускаются. Как сказал мне недавно один дирижер (к сожалению, в Петербурге, в одной из музыкальных столиц страны): «Да, у Чайковского написана вторая флейта в тутти, но — подумаешь! — кто в зале услышит, играет вторая флейта или нет?!» Услышат, увидят, сделают выводы — и уйдут слушать настоящий профессиональный оркестр в другие места. Нельзя считать наших слушателей глупыми.

Сейчас я для наших программ стараюсь подбирать лишь те сочинения, которые подходят для состава имеющегося у нас, без всякого мошенничества. Мы поступаем честно, по отношению и к слушателю, и к композитору.

В период этих репетиций оркестр работает в спортивном режиме и пока что справляется. За сегодняшний день, кроме репетиций, мы с группой солистов сделали запись музыки к новому проекту «Ленфильма». Для меня это был определенный риск — никогда ранее не записывался с этими музыкантами, но они показали достаточно высокий уровень. По большому счёту я остался доволен и сегодняшней репетицией, и записью. Честно говоря, не думал, что за такой короткий срок увижу такой рост. 

Ведь это лишь вторая читка нот с листа! Учитывая ещё и качество их инструментов — где-то сломанные, где-то просто очень устаревшие, а то и просто ветхие — то, как они работали эти дни — за гранью представляемого максимума.

Кстати, успел сегодня послушать и сочинских вокалистов, был приятно удивлен молодыми солистами. Думаю, что проект 24 мая будет интересным, но у нас впереди достаточно много важных событий».


О репертуаре

Дирижер спрашивает строго: те, кто не могут сольно сыграть свою партию, получают выговор. Но и пряником новый руководитель оркестр радует — особо удачные моменты отмечает похвалой.

«Мы играем такого Прокофьева, которого не все знают (фрагменты из произведений «Евгений Онегин», «Гамлет», «Повесть о настоящем человеке» — Прим. ред.). Многие думают, что Сергей Прокофьев — тяжелый авангард, но это совершенно не так. «Нет музыки ужаснее на свете, чем музыка Прокофьева в балете», — этой «остроте» уже 80 лет, она сочинена в 37-м году людьми, которые больше предпочитали пользоваться музыкальными вкусами великого вождя и Партии, чем иметь собственные.

Такой подход к Прокофьеву уже неприемлем нигде в мире, он навсегда устарел. Сергей Прокофьев написал огромное количество красивой романтической музыки, в самых лучших русских традициях. К сожалению, многие произведения и сегодня весьма редко играются. Партитуры, которые мы сегодня предлагаем в наших программах, просты для слушателя, но сложны для исполнения. Но я и не искал для первого концерта «что-нибудь полегче», как бы для пробы. Привык сразу «с места — в карьер». Потому что сегодня регионы в России развиваются очень стремительно в музыкальном плане. Я не говорю даже про Екатеринбург и Новосибирск. Но понаблюдайте за Владивостоком, Пермью, Югрой, Татарстаном, Владикавказом — и вы поймёте, что времени у нас просто нет. Если Сочи принимает сегодня этот вызов времени — наш коллектив должен в очень короткие сроки показать настоящий рост и добиться уважения. Иначе я не вижу смысла в своей работе здесь.

Сказал сегодня музыкантам, что похожим образом раньше учили плавать. Бросали в воду: знаете, хочешь — не хочешь, а надо плыть. По итогам, те, кто «выплывет» в этих партитурах, (а наш оркестр — у меня нет сомнений! — справится со всем достойно), смогут себя называть профессионалами без всяких скидок.

Те, кому не под силу — безусловно, смогут перейти на менее энергозатратную работу: работа в симфоническом оркестре никогда не являлась «лёгким хлебом».

 

О коллективе

В паузах дирижер общается с музыкантами и на отвлеченные темы. Например, спрашивает у фаготиста — правда ли тот изготовил инструмент самостоятельно или это фейк. Узнав, что музыкант собственноручно только лишь раскрасил фагот, разочарованно вздыхает: «Как жаль, а такой красивой историей полнятся слухи города, что, дескать, фаготист не дождался, пока ему филармония купит новый инструмент и срубил его сам из подручных средств!.. А ведь я уже и Мацуеву успел рассказать об этом... Но это до моего знакомства с Вами было. Хорошо, что теперь уточнил лично. Значит, фейк, и фагот придется купить...»

«Дирижер должен не хвалить, а вытаскивать из музыканта его возможности, его творческий потенциал. Работы предстоит очень много. Меньше всего интересуюсь тем, как меня воспринимают музыканты. Моя задача — показать и настоять на том, чтобы русская партитура или любая другая, которая лежит у меня на дирижерском пульте, звучала максимально близко к тому, как ее задумывал автор, или как это принято играть в серьёзных коллективах.

Музыканты и оркестр — это такая творческая субстанция, которая развивается все время. Если нет никаких пожеланий у дирижера или у музыканта даже к самому себе, значит ему пора заканчивать карьеру. Поэтому у дирижеров, как правило, вопросы и требования возникают всегда: либо к музыкантам, либо к себе.

Для того, чтобы оркестр вырос до тех высот, которые были бы сопоставимы с российскими симфоническими коллективами, должен пройти год-другой, а не пара репетиций. Главное — это вектор и движение. Но, как я и говорил уже, времени у нас нет. А движение вверх — уже есть».

 

 

Большой концерт Сочинского симфонического оркестра «Диалог эпох: Чайковский — Прокофьев» состоится в Зимнем театре 24 мая. Он будет посвящен Дню Славянской письменности и культуры и к открытию туристического сезона: 

В программе:
Сергей Прокофьев. Фрагменты из музыки к спектаклю «Евгений Онегин», соч.71 (1936). 
Сергей Прокофьев. Фрагменты из музыки к трагедии В. Шекспира «Гамлет», соч.77 (1937). Петр Чайковский. Фрагменты из музыки к трагедии В. Шекспира «Гамлет», соч. 67-а (1891). 

1 июня концерт Сочинского симфонического оркестра «Симфоническая музыка композиторов советской эпохи» пройдет в Зале органной и камерной музыки. 

В программе: 
Сергей Прокофьев. Сюита из оперы «Повесть о настоящем человеке», соч.117-а (1948). 
Александра Пахмутова. Концерт для трубы с оркестром (1978). 
Дмитрий Шостакович. Романс и Галоп из музыки к кинофильму «Овод», соч.97 (1955). Дмитрий Шостакович. Симфония № 9 Ми бемоль мажор, соч. 70 (1945).

Компании: 
Персоны: 


Афиша - новое

Спектакль для слепых и плоховидящих зрителей подготовил Театр кукол «Саквояж»...
В 1898 году сочинская «Ривьера» была основана предпринимателем Василием...
В горах Сочи пройдут соревнования по эндуро
3-4 августа 2018 года на курорте «Горки Город» на высоте +960 м пройдет...
Телеканал ТНТ и «Дом-2» объявляют летний кастинг в проект по южным городам...
XIV музыкальный фестиваль «CRESCENDO» пройдет на курорте 20 и 21 июля на сцене...
Планируем свой досуг на 14 и 15 июля. 14 июля, суббота В арт-галерее «Форт» (ул...